Показано с 1 по 5 из 5

Тема: ВОПРОСЫ ОСКОРБЛЕНИЯ

  1. #1
    Регистрация
    23.01.2005
    Адрес
    СССР
    Сообщений
    1,508

    ВОПРОСЫ ОСКОРБЛЕНИЯ


    Эксперт объясняет почему "Иди на х**" не является оскорблением



    Эксперт объясняет почему "Иди на х**" не является оскорблением
    5 Февраля 2016 г.

    Декан филологического факультета Брестского государственного университета Ольга Фелькина делала лингвистическую экспертизу разговора брестского инспектора ГАИ и водителя и согласилась объяснить Еврорадио, почему "Иди на х**" — не оскорбление.

    Эксперт объясняет почему "Иди на х**" не является оскорблением

    "Дело в том, то согласно Кодексу, оскорбление — это унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, — объясняетОльга Антоновна. — То есть первое, что должно присутствовать — унижение чести и достоинства личности. И второе — неприличная форма такого унижения. Если в лексике содержится обсценная лексика, это, безусловно, неприлично. Ни в каком контексте использование так называемых нецензурных слов не может быть порядочным. Если человек говорит другому: "Иди ты в баню!", или по какому-то другому адресу, то это никак не затрагивает личность человека, к которому обращаются. (? а неуважение человека, пренебрежение, проявленное таким образом... )

    Унижение личности — это оценка личности.
    То есть, если человеку говорят: "Ты — идиот", то это оценка личности с точки зрения её несоответствия определённому интеллектуальному уровню. Или когда говорят "Ты — подонок", то это оценка. Но когда говорят: "Ты в этой ситуации повёл себя подло", то это не оценка личности, а оценка поведения. А когда говорят "Иди ты в баню", то, фактически, говорят "Ты мне надоел, отстань от меня". То есть это опять же оценка поведения человека, но не оценка его личности.

    Поэтому, если инспектор ГАИ использовал это выражение, то его можно было привлекать к ответственности за хулиганство, так как у нас использование нецензурной лексики в общественных местах запрещено. Но не за оскорбление".

    Еврорадио: А что насчёт обращений инспектора к водителю "малыш" и "Андрюша"?

    Ольга Фелькина: А вы считаете эти слова непристойными? Они как-то унижают честь и достоинство?

    Еврорадио: Вот мы с вами незнакомые люди. Если я вас сейчас начну называть малыш?

    Ольга Фелькина: Я не буду с вами разговаривать и положу трубку! Но писать заявление за оскорбление я на вас не буду. Потому что его нет!

    Еврорадио: Значит, это вас как-то задевает и оскорбляет, если вы так отреагируете!

    Ольга Фелькина: Понимаете, в чём проблема. То же, что было с Киркоровым, который выругался неприличными словами на журналистку во время пресс-конференции. Лингвисты дали заключение, что оскорбления не было. Были хамское поведение, хулиганство, если пожелаете, но оскорбления не было. Он же её не назвал неприличным словом, которое бы означало, что она какая-то личность.

    Эксперт объясняет почему "Иди на х**" не является оскорблением
    В юридической практике оскорбление трактуется гораздо более узко, чем в практике общения между лицами. То есть на бытовом уровне это будет оскорблением, но на юридическом — нет!

    "Ты берешь взятку!" — это на бытовом уровне оскорбление, а на юридическом — нет, на юридическом это клевета.

    Ольга Фелькина
    То есть оскорбление на бытовом уровне законодательно никак не регулируется. Мы с таким оскорблением встречаемся постоянно. Мужья жён оскорбляют, жёны мужей, своих детей, соседи часто ссорятся и оскорбляют. Именно поэтому, я думаю, оскорбление и было уточнено этим "унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме". То есть, если нет хотя бы одного из признаков оскорбления, то это уже не оскорбление. То есть, если сосед соседку назвал гадюкой, то это не оскорбление, потому что гадюка — приличное слово.

    Естественно, здесь нужно учитывать ситуацию во время разговора. В данном случае это был инспектор во время исполнения служебных обязанностей. Поэтому они оба должны были вести себя более прилично, но...

    На днях брестский водитель написал заявление о привлечении к ответственности инспектора ГАИ Петручика С.Н., который послал водителя "на х**" и обращался к нему "малыш" и "Андрюша".

    Конфликт был снят на видеорегистратор. Брестское УГАИ УВД заказало декану филфака БрГУ Ольге Фелькинай лингвистическую экспертизу разговора. По её словам, высказывания майора Петручика не являются умышленным занижением чести и достоинства личности. А потому дело на инспектора решили не заводить.

    http://virtualbrest.by/news37787.php

    Интересно ознакомиться с комментариями к данной статье.... и понять, что такое ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ....уровень экспертов и вообще должностных лиц, которые в действиях сотрудника ГАИ не обнаружили злоупотребления должностными полномочиями, потому что в его полномочия входит "посылать" граждан матом, не уважать их...

  2. #2
    Регистрация
    23.01.2005
    Адрес
    СССР
    Сообщений
    1,508
    Жалоба на " уполномоченного по правам человека " в лице Пилипейко Б Г, начальника отдела по защите потерпевших, который сам совершает преступления в отношении потерпевших, причём при исполнении должностных полномочий по их защите:


    http://guvd-nso.ucoz.com/kazan/zhaloba_4.03.2016.pdf

  3. #3
    Скоро так будут писать в постановлениях судьи, следователя, прокурора. Так будет лучше доходить до заявителя смысл процессуального документа. Однако послать в том же направлении этих лиц будет нельзя. Почему? КС найдёт обоснование и выпустит Определение. Это будет важным шагом вперёд на пути построения правового государства.
    Последний раз редактировалось Скорпион; 08.02.2016 в 17:20.

  4. #4
    Регистрация
    23.01.2005
    Адрес
    СССР
    Сообщений
    1,508

    Из ЖАЛОБЫ №2818 правозащитника Усманова Р Р


    Но поскольку я обращаюсь к международным Террористам, Экстремистам, Мафиози и кремлевскому Ворью, поэтому этим Тупым я разъясняю, что в силу п. 2 раздела «Свобода выражения мнений и информации» Рекомендаций № CM/REC(2014)6 Комитета Министров СЕ «О руководстве по правам человека для пользователей интернета», принятым 16.04.14 г., я имею право свободы «самовыражения онлайн и доступ к информации, мнениям и выражениям других лиц. Это включает в себя политические речи, взгляды на религию, мнения и выражения, которые воспринимаются положительно или считаются безобидными, и те, которые могут оскорбить, шокировать или беспокоить других». Поскольку я преследую общественно полезные цели избавления россиян от интеллектуальных Дегенератов и Ублюдков, а также мои доводы имеют документальное подтверждение и не относятся к каким-то абстрактным оценочным суждениям, при этом эти доводы лишены эмоциональной окраски, то есть нет никакого гнева, поэтому они допустимы и общественно необходимы. Важно, чтоб я не злоупотреблял правом, то есть не преследовал противоправную цель и не действовал в обход закона (ч. 4 ст. 1, ч. 1 ст. 10 ГК РФ), то есть не действовал противоправными способами, какими действуют перечисленные Террористы, Экстремисты, Мафиози, кремлевское Ворье с дегенеративным мышлением. А поскольку перечисленные Ублюдки считают, что меня можно реально оскорблять и подвергать бесчеловечному обращению, то в этом случае я имею право на самозащиту, гарантированное мне абзацем 7 ст. 12 ГК РФ, нахожусь в состоянии крайней необходимости и защищен ст. 39 УК РФ, ст. 2.7 КоАП РФ, ст.ст. 14, 1067 ГК РФ. При этом «заявителю не может ставиться в вину то, что, защищая свои интересы, он в полном объеме извлекал выгоду из средств, предусмотренных национальным законодательством» (Постановления ЕСПЧ от 04.03.10 г. по делу «Баранцева против РФ», § 57, от 11.02.10 г. по делу «Каянкин против РФ», § 122).
    Но чтоб перечисленным Придуркам было более понятно, о чем я веду речь, поэтому я приведу извлечение из жалобы № 2259Камни3: «Вопрос об оскорбительных высказываниях был предметом рассмотрения Европейским Судом.
    В § 15 Постановления от 31.07.07 г. по делу «Свитич против Российской Федерации» Европейский Суд внес существенные коррективы в решение рассматриваемого вопроса и напомнил, что, несмотря на то, что использование оскорбительных выражений в ходе рассмотрения им жалобы недопустимо, жалоба может быть исключена как представляющая собой злоупотребление правом на обращение ТОЛЬКО В ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ, например, если она заведомо основана на не соответствующих действительности обстоятельствах (…). Тем не менее при НЕКОТОРЫХ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ обстоятельствах неоднократное использование заявителем оскорбительных и провокационных выражений в отношении властей Российской Федерации может быть воспринято как злоупотребление своим правом на подачу жалобы по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции (…).
    В § 16 Европейский Суд отмечает, что в данном деле власти Российской Федерации не утверждали, что жалоба заявителя основана на недостоверных фактах или что существуют исключительные обстоятельства, позволяющие отклонить жалобу как представляющую собой злоупотребление правом. Он также отмечает, что власти Российской Федерации не указали конкретные высказывания или абзацы в замечаниях заявителя, которые они сочли оскорбительными, а сам Европейский Суд не усматривает каких-либо непозволительных оскорблений, гневных или провокационных высказываний в замечаниях заявителя (…).
    В § 135 Постановления от 12.06.08 г. по делу «Власов против Российской Федерации» Европейский Суд отметил: «…При рассмотрении жалобы заявителя на это решение в 2004 г. суды страны установили, что письма либо содержали конфиденциальную информацию о расследуемом уголовном деле, либо выражали неуважение к правоохранительным органам. Суды не сослались на конкретные фразы или заявления из этих писем… (§ 138) Тем не менее Европейский Суд не может установить, что вмешательство было "необходимо в демократическом обществе", особенно потому, что это не подтверждается доказательствами. Ни на одной стадии разбирательства на уровне страны или в Страсбурге российские власти не предъявляли фрагментов или элементов писем заявителя, которые содержали бы сведения по уголовному делу или оскорбительные выражения. Если такие заявления содержались в письмах, национальные власти обязаны были включить хотя бы ссылки на них в основания для отказа. Европейский Суд со своей стороны не усматривает таких сведений в трех письмах, представленных заявителем. Кроме того, в качестве более общего соображения Европейский Суд напоминает свое более раннее указание на то, что запрет частной переписки как "имевшей целью подрыв авторитета властей" или "содержащей ненадлежащие выражения по отношению к тюремной администрации" не является "необходимым в демократическом обществе" (…) НЕ ПРЕДУСМАТРИВАЛАСЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ОБЖАЛОВАНИЯ ОТКАЗА В РАЗРЕШЕНИИ И НЕ УКАЗЫВАЛОСЬ, ВПРАВЕ ЛИ СУД РАССМАТРИВАТЬ ТАКУЮ ЖАЛОБУ (см. также изложенные ниже выводы Европейского Суда в части статьи 13 Конвенции). Отсюда следует, что положения российского законодательства… не указывают с достаточной ясностью пределы и способ осуществления соответствующих дискреционных полномочий, которыми наделены публичные власти, в связи с чем заявитель даже в минимальной степени не пользовался защитой, на которую граждане имеют право БЛАГОДАРЯ ВЕРХОВЕНСТВУ ПРАВА в демократическом обществе (…). С учетом вышеизложенного Европейский Суд полагает, что указанное вмешательство не может рассматриваться как "предусмотренное законом"…)

    19.16. Из приведенного мы должны сделать ЧЕТЫРЕ естественных вывода.
    19.16.1 Во-первых, демократическое общество предполагает верховенство права. Если законы, например, ч. 5 ст. 33, ст. 300; ч. 2 ст. 297, ст. 319 УК РФ – не исполняются, значит нет и демократического общества. А в недемократическом, то есть варварском обществе, каждый волен делать то, что ему заблагорассудиться. То есть я имею право всех оскорблять и это злоупотреблением правом не является.
    19.16.2 Во-вторых, жалоба, содержащая оскорбительные высказывания может быть признана неприемлемой лишь в исключительных случаях, когда она основана на не соответствующих действительности обстоятельствах. Мои доводы ВСЕГДА подтверждаются конкретными доказательствами.
    19.16.3 В-третьих, говоря об оскорбительных высказываниях, правоприменитель ОБЯЗАН указать на конкретные высказывания, которые он счел оскорбительными, не содержащими фактических данных, и объяснить причины, по которым он пришел к выводу, что слова и выражения являются ИМЕННО оскорбительными, то есть унижающими чьи-либо честь и достоинство, да еще в неприличной форме. Гневливых высказываний я вообще никогда не допускал, так как обладаю феноменальной выдержкой. А под неприличной формой российские «правоприменители» понимают то, что не может быть признано таковым не только в демократическом, но просто в обществе здравомыслящих людей.
    19.16.4 И, в-четвертых, отсутствие в «ответах» указания на возможность их обжалования и порядка этого обжалования нарушает принцип верховенства права, предусматривающего возможность обжалования в судебном порядке любые действия (бездействие) должностных лиц и противоречит ст. 46 Конституции РФ.

    19.17 Таким образом, отсутствие указания на конкретные слова и выражения, которые Уголовники, то есть Мрази, Твари и Ублюдки признали оскорбительными и не объяснили признаки, по которым эти слова и выражения являются таковыми, делает выводы Уголовников откровенно шизофреническими, а не разъяснение порядка обжалования – преступными. Отсутствие указания на признаки оскорблений в выражениях, которые имел ввиду «правоприменитель», делает невыполнимым и требование ч. 7 ст. 8 Закона-2, предусматривающей возможность повторного обращения, если основания, послужившие к отказу в рассмотрении обращения будут устранены».

    Также обращаю внимание Недоумков на то, что я не применил ни одного оскорбительного высказывания, что разъяснено в главе «Об оскорблениях» (https://cloud.mail.ru/public/GDJp/jASC4t6Wn) и п.п. 19-19.19 жалобы № 2259Камни3 (https://cloud.mail.ru/public/7j19/mj6gwtaBm).

  5. #5
    СОВЕТ от СУТЯЖНИК: о защите чести и достоинства


    На тренинге Светлана Кузеванова, старший юрист Центра защиты прав СМИ (http://mmdc.ru) разбирала российское медиа-законодательство и делилась многолетним опытом судебной защиты журналистов от нападок недовольных чиновников. Участники тренинга узнали о различных нюансах законодательства и судебной практики.
    Например, оказалось, что шанс у журналиста защититься в суде по делам о защите чести и достоинства достаточно велик, поскольку истец может оспаривать только такие сведения, которые

    а) относятся лично к нему,
    б) являются утверждениями о фактах, а не оценочными суждениями, не поддающимся проверке,
    в) являются недостоверными,
    г) порочат его честь и достоинство, что возможно только в том случае, если они указывают на совершении им противозаконных или аморальных действий
    .

    Недостаточно, если высказывания носят негативный критический характер. Невыполнение любого из условий влечет защиту журналиста законом от необоснованных претензий истцов. Каждая фраза, к которой есть претензии диффамационного характера, должна толковаться в достаточно узком контексте, как правило, не выходя за пределы данного предложения. В связи с этим Светлана не рекомендовала заказывать лингвистическую экспертизу, поскольку лингвисты склонны оценивать фразы в контексте всей публикации , а не буквальный смыс л конкретных фраз.

    Так же оказалось, что не существует универсальных языковых средств, позволяющих преобразовать утверждение о факте в оценочное суждение. Добавление слов "якобы", "вроде", "по-моему мнению" не всегда спасают журналистов в судах, поэтому нужно конструировать фразы более осторожно.

    В делах о защите права на изображение тоже оказалось много ценных рекомендаций. Например, публикация фотографии человека, даже если она была размещена им самим у себя на личной страничке в социальной сети, с точки зрения гражданского кодекса неправомерна. Однако по таким делам с исками обращаются редко.

    Центром защиты прав СМИ наработана обширная база судебных решений по информационному праву (http://www.media-pravo.info), которая регулярна обновляется.

    Также центром разработано мобильное приложение - юридический справочник для журналистов (http://www.mmdc.ru/publications/app).

    Виктор Юкичев, руководитель Института развития прессы-Сибирь, рассказал о социальной сети для журналистов и общественников (http://taktaktak.org), которая позволяет вести журналистские (общественные) расследования. Любой желающий может создать на сайте общественное расследование и пригласить других участников для совместного проведения расследования. На сайте реализована возможность выкладывать материалы к расследованию, вести обсуждение. Ход и содержание расследования, состав участников закрыты от посторонних глаз до окончания расследования.
    Олег Гант, редактор портала "Теплица социальных технологий" рассказал о рисках информационной безопасности (таких как взлома компьютера, данных и коммуникаций) и поделился полезными инструментами для информационной защиты. Популярные видеоуроки и другие материалы, рассказывающие об информационной защите, размещены на сайте https://te-st.ru.
    Последний раз редактировалось leonid1959; 09.03.2016 в 11:34.

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •