Право человека на видеозапись публичных правоотношений не может зависеть от усмотрения должностных лиц, оно гарантировано основным законом страны.